Психотерапия и психокоррекция: как вернуть чувство безопасности

Когнитивно-поведенческая психотерапия тревожного расстройства

Ещё в 60-х годах прошлого столетия основатель когнитивно-поведенческой психотерапии Аарон Бек в своих работах про лечение депрессии отметил, что этот же метод работает и для чрезмерной тревоги и тревожных расстройств. Впоследствии, в 80-х годах, Бек успешно применял свой принцип в работе с клиентами.

Можно применять глобальный подход Бека и сегодня. Многие психотерапевты, знакомые с работами Бека, до сих пор так и делают. Однако, после А.

Бека в модель тревожных расстройств были внесены значительные доработки и уточнения, и сейчас мы имеем в наличии гораздо более эффективный и тонко настроенный подход, который позволяет справляться с проблемами клиентов за более короткий срок.

Немного истории

Существенную роль в разработке этого подхода сыграли работы Clark, Salkovskis, Wells, Butler, Borkovec, Barlow и т.д.

Ещё спустя некоторое время в университете Лаваля в Канаде и в работах Adrian Wells был создан протокол психотерапии тревоги (протокол — это последовательность психотерапевтического лечения). На нем-то и хотелось бы остановиться подробнее в этой статье.

В адаптированном виде этот подход может применяться также и к любым другим тревожным расстройствам, таким как социофобия, паническое расстройство, пост-травматическое стрессовое расстройство, навязчивые мысли и действия, простые фобии. А также может быть использован во время психотерапии обычных случаев, без каких-либо расстройств, но сопровождающихся чувством тревоги.

Итак, когнитивные психологи установили, что людям с чрезмерной тревогой и тревожными расстройствами свойственны следующие особенности:

  • Непереносимость неопределенности
  • Позитивные убеждения относительно тревоги
  • Негативная ориентация на проблемы
  • Когнитивное избегание

Буквально несколько слов подробнее об этих характеристиках чуть ниже, а пока скажу, что психотерапия по протоколу на основе Лаваля должна затрагивать все эти характеристики по очереди.

Более детально про эту особенность всех тревожных людей я уже писала в статье «Непереносимость неопределенности: а что если я — исключение из правил».

Тревожные люди не выносят неопределенность в любом виде. Они, как аллергики, чрезмерно чувствительны и чрезмерно бдительны к неопределенности, и реагируют даже на малейший намек на неопределенность. «Да, — думают они, — шансы 99,5%, что ничего не произойдет, но а вдруг! Ведь не 100% точно.» И их тревога сохраняется.

Также тревожные люди реагируют чрезмерной тревогой на небольшие события в жизни — то есть сила чувства тревоги не соотносится с «масштабом катастрофы».

Обратите внимание

Для того, чтобы справиться с непереносимостью неопределенности, люди используют следующую стратегию: они пытаются продумать и спроектировать наперёд все возможные последствия неприятной ситуации.

Пытаются «просчитать» и учесть все возможные негативные исходы.

Поскольку жизнь — это многомерные события, ежеминутно может все поменяться, подобная затея — пытаться учесть все исходы — заведомо обречена на провал. Как результат — тревога.

Подобная стратегия сопровождается мыслями типа «что если, потому что клиенту кажется, что это якобы проясняет ситуацию дя него и уменьшает количество неопределенности. Однако же, все происходит ровно наоборот — размышления на тему «что если?» только увеличивают количество возможных исходов, и поэтому увеличивается и неопределенность. Результат — тревога.

Итак, на первом этапе КПТ тревожных расстройств, необходимо проработать непереносимость неопределенности у клиента. В помощь терапевту могут быть использованы тесты типа Непереносимость неопределенности или ему подобные. Проработка ведётся путём прохождения теста, обсуждения результатов теста, с помощью сократовского диалога и прочих стандартных методов работы в КПТ.

Как ни странно это не звучало бы, но все тревожные люди убеждены, что их тревога им чем-то обязательно полезна, нужна или выгодна, что у тревоги есть какая-то положительная функция.

При этом многие даже не отдают себе в этом отчета, и, если их спросить напрямую «Чем вам может быть выгодна ваша тревога?«, они не найдут что ответить, или будут даже убеждать вас, что тревога совершенно не выгодна, не нужна и даже опасна для здоровья. Однако, есть один момент.

Никто в здравом уме никогда не будет делать что-нибудь, будучи уверенным в бесполезности, во вреде, в отсутствии выгоды от этого делаемого. Что бы кто ни делал, всегда будет объяснение «Я сделал это из лучших побуждений, я хотел как лучше» — и ведь это действительно так!

Важно

Поэтому еще раз повторюсь — у всех клиентов с тревожным расстройством есть позитивные убеждения относительно своей тревоги. Кому-то она якобы помогает повысить мотивацию. Кому-то другому кажется, что тревожась сегодня, ты подготавливаешься к неприятностям завтра и будешь меньше психовать.

Кто-то третий скажет, что беспокойство помогает найти наилучшее решение и позволяет не выглядеть беспечным и с наплевательским отношением. Это все необходимо проработать с помощью сократовского диалога, потому что подобные убеждения иррациональны и не помогают улучшить качество жизни.

Задача на этом этапе — сделать из скрытых и безусловных иррациональных убеждений явные, условные и рациональные 🙂

Если клиенту не очевидно, какую конкретно выгоду он находит в своей тревоге, можно использовать тест типа Why Worry, в котором ответы клиента могут быть отсортированы по типу выгоды.

У всех тревожных людей есть своеобразное отношение к возникающим проблемам: проблемы кажутся им гипертрофированными, похожими на катастрофу и с очень высокой вероятностью. Практически с гарантией, что самый ужасный исход обязательно случится.

Кроме того, людям с тревожным расстройством свойственно беспокоиться по поводу скорее не реальных проблем, а гипотетических.

Их волнуют проблемы, которые могут случиться, а не те, которые, возможно, есть сейчас. В результате люди тратят на будущее время гораздо больше сил, чем на настоящее.

При сильной выраженности тревожного расстройства может даже казаться, что ты постоянно «живёшь» в будущем времени.

Проблемы также кажутся нерешаемыми. Они возникают по вине самого человека, «сваливаются на голову» по причине «несчастливости», их чересчур много по сравнению с другими людьми, проблемы выглядят несправедливыми и пугающими.

Ключевым аспектом такого негативного отношения к проблемам является убежденность клиента, что он не в силах справиться с проблемами: не умеет, не в состоянии, слишком слаб, недостаточно умён, не вполне здоров и т.

д.

Такие клиенты плохо оценивают свои способности решать проблемы.

Совет

С другой стороны, у них сильное чувство личной ответственности за все происходящее, поэтому, немудрено, что попав в подобные «тиски» — с одной стороны неспособность решать проблемы, а с другой — сильное чувство ответственности — клиенты начинают испытывать сильнейший дискомфорт и напряжение, и, как следствие, ещё большую тревогу.

Соответственно, все эти убеждения необходимо «вытаскивать», делать явными и обсуждать их с помощью сократовского диалога или других техник. Что касается навыков решения проблем, то необходимо научить клиента компонентам этого навыка:

  • Определение проблемы
  • Формулировка целей для ее решения
  • Выработка альтернативных решений
  • Выбор и применение решений
  • Оценка эффективности примененного решения

При генерализованном тревожном расстройстве негативная ориентация на проблемы может попросту прерывать процесс её решения, не позволяя человеку даже начать что-то делать.

В процессе обучения навыкам решения проблем, нужно обращать внимание на свойственные клиенту способы принятия решения: либо они принимают решение слишком быстро, наобум, как бы пытаясь быстрее скинуть проблему с плеч долой, при этом не обращая внимание на разные обстоятельства.

Зачастую такие решения оказываются опрометчивыми.

Либо они принимают решения слишком долго (если вообще принимают): они изучают ситуацию со всех возможных сторон, раздумывают над обстоятельствами, советуются с огромным количеством людей — и, в итоге, так и не могут принять никакое решение.

После того, как установлен предпочтительный способ, нужно учить клиента делать наоборот: тем, кто принимает решения быстро, нужно учиться делать это медленнее, а тем, кто склонен подолгу тянуть с принятием решения, необходимо учиться принимать решения быстро, «как в воду прыгнуть».

Самый главный аспект психотерапии тревожных расстройств заключается в следующем: стараться не рассматривать содержимое тревоги клиента.

Потому что в этом случае есть опасность «захлебнуться» в потоке разнообразнейших тревог, каждая из которых представляется нерешаемой. Каждый новый день будет приносить новый поток тревоги.

Стоит, казалось бы, успешно обсудить с клиентом партию беспокойных мыслей о его здоровье, как в следующий раз клиент предъявит новую партию беспокойств о финансах или об отношениях.

Обратите внимание

Объектом для обсуждения, рассмотрения и в конце концов психотерапии является сам процесс мышления и реагирования, а не его содержимое. Это нужно обговорить с клиентом в самом начале, чтобы не было недопонимания.

Любые «утекания» во время сессии в содержимое нужно мягко, но настойчиво останавливать и обращать внимание клиента на процесс, которые происходит у него в голове в этот момент.

Такой взгляд «сверху» на тревожное расстройство позволяет существенно облегчить состояние клиента уже с первых встреч.

Под этим термином понимается особенность клиентов с чрезмерной тревогой применять разные штуки, чтобы быстро избавиться от тревоги. Чаще всего, они используют следующее:

  • Переключение с образов на слова (потому что слова внушают меньше страха, чем образы)
  • Подавление беспокоящих мыслей
  • Замена тревожных мыслей на нейтральные или позитивные
  • Использование отвлечения для прерывания тревоги
  • Избегание ситуаций, которые могут спровоцировать тревожные мысли

Поскольку в результате применения этих техник все-таки удается временно снизить тревогу, то получается, что применение как бы положительно подкрепляется. В следующий раз клиент вспомнит, что уже «успешно» справлялся со своей тревогой, к примеру, переключаясь на что-то другое.

Однако, в долгосрочной перспективе эти техники вызывают только ухудшение состояния, потому что они не уменьшают частоту возникновения тревоги и её силу.

Только наоборот, поскольку клиент так и не получил возможность проверить, чем закончится его тревога, в следующий раз ему только станет хуже.

Деморализация и бессилие, депрессия, потеря интереса к жизни, потеря удовольствия в жизни — вот типичные ощущения при генерализованном тревожном расстройстве. Поэтому лечиться нужно обязательно! Чем раньше начать, тем быстрее и легче всё получится. Успехов!

Источник: https://www.nmikhaylova.ru/kognitivno-povedencheskaya-psihoterapiya-trevozhnogo-rasstroystva/

Эмоциональная и психологическая травма. Симптомы, лечение и восстановление. Статья. Кризисная психотерапия. Самопознание.ру

Если Вы прошли через травматический опыт, то возможно вас одолевают негативные эмоции, неприятные воспоминания или ощущение постоянной опасности. Или вы переживаете себя брошенным, не чувствуете поддержки и доверия к людям.

После пережитой травмы нужно время, чтобы прожить боль и вернуть себе ощущение безопасности. И с помощью психологической помощи, системы самоподдержки, поддержки окружающих, вы можете ускорить процесс восстановления.

Неважно когда случилось травматичное событие, вы можете восстановиться и жить дальше.

Что такое эмоциональная и психологическая травма?

Эмоциональная и психологическая травма — это результат стрессового воздействия, сила которого оказалась для психики чрезмерной. В результате этого человек теряет ощущение безопасности, переживает бессилие и беспомощность.

Травматический опыт не всегда сопровождается физическим воздействием. Это любая ситуация, в которой Вы испытываете сверхнапряжение и беспомощность. И это не какое-то конкретное понятие, а ваш личная эмоциональная реакция в ответ на событие.

Чем больше ужаса и беспомощности вы переживаете, тем больше вероятность травмы.

Причины эмоциональной и психологической травмы

Наиболее вероятно событие приведёт к травме если:

  • Оно случилось неожиданно.
  • Вы были не готовы к нему.
  • Вы чувствовали бессилие предотвратить его.
  • Событие произошло очень быстро.
  • Кто-то намеренно жестоко обошёлся с вами.
  • Это произошло в детстве.

Эмоциональная и психологическая травма может быть вызвана разовым событием, например — несчастный случай, естественное заболевание или эпизод насилия. А может — длительным стрессовым воздействием: жизнь в семейном насилии, по соседству с криминальными элементами, страдание от рака.

Наиболее часто встречающиеся примеры травматичных событий:

  • Спортивные и бытовые травмы.
  • Хирургия (особенно в первые 3 года жизни).
  • Внезапная смерть близкого человека.
  • Автокатастрофа.
  • Разрыв значимых отношений.
  • Унизительный и глубоко разочаровывающий опыт.
  • Потеря функциональности и хроническое тяжёлое заболевание.
  • Факторы риска, повышающие Вашу уязвимость к травматичным событиям.

Не все потенциально травматические события приводят к эмоциональной и психологической травме. Одни быстро восстанавливаются после серьёзного травмирующего опыта, другие же ранятся о то, что на первый взгляд гораздо менее шокирующее.

Повышенной уязвимостью обладают люди, которые уже находятся по действием стрессовых факторов, а также те, кто перенёс что-то похожее в детстве. Для них случившееся становится напоминанием, провоцирующим повторную травматизацию.

Читайте также:  Температура при всд: может ли быть и подниматься субфебрилитет до 37 градусов

Детская травма повышает риск травматизации в будущем.

Переживание травмы в детстве имеет длящийся эффект: такие дети видят мир как пугающее и опасное место. И если травма не вылечена, то они переносят ощущения страха и беспомощности во взрослую жизнь, становясь повышенно уязвимыми к травмам в будущем.

Детская травма возникает при любом событии, нарушающем ощущение безопасности ребёнка:

  • Нестабильная и опасная среда;
  • Отделение от родителей;
  • Серьёзная болезнь;
  • Травматичные медицинские процедуры;
  • Сексуальное, физическое и словесное насилие;
  • Домашнее насилие;
  • Отвержение;
  • Травля;
  • Симптомы эмоциональной и психологической травмы.

В ответ на травматическое событие и повторную травму, люди реагируют разными способами, которые проявляются широким спектром физически и эмоциональных реакций.

Нет “правильного” и “неправильного” способа реагировать на травматическое событие: чувствовать, думать и действовать. Поэтому не стоит винить себя и других за те или иные действия.

Ваше поведение — это нормальная реакция на ненормальное событие.

Эмоциональные симптомы травмы:

  • Шок, отвержение, потеря веры;
  • Ярость, раздражение, скачки настроение;
  • Вина, стыд, самообвинение;
  • Чувства тоски и безысходности;
  • Растерянность, нарушение концентрации;
  • Тревога и страх;
  • Замкнутость;
  • Ощущение брошенности.

Физические симптомы травмы:

  • Бессонница и ночные кошмары;
  • Пугливость;
  • Сердцебиение;
  • Острые и хронические боли;
  • Повышенная утомляемость;
  • Нарушение внимания;
  • Суетливость;
  • Мышечное напряжение.

Эти симптомы и чувства типично длятся от нескольких дней до нескольких месяцев и исчезают по мере проживания Вами травмы. Но даже когда Вам стало лучше, все равно могут всплывать болезненные воспоминания и чувства — особенно в такие моменты, как годовщина события или напомнивший образ, звук и ситуация.

Горевание — нормальный процесс после травмы

Независимо от того, влючалась ли смерть в травматическое событие или нет, переживший его сталкивается с необходимость переживать горе от утраты, как минимум, чувства безопасности. А естественная реакция на утрату — это горе.

Также как и те, кто потерял близких, пережившие травму проходят через процесс горевания.

Это болезненный процесс, в котором ему требуется поддержка других людей, остро стоит необходимость говорить о своих чувствах, вырабатывать стратегию самоподдержки.

Когда нужно обратиться за помощью к специалисту?

Восстановление после травмы требует времени, и каждый это делает в своём ритме и своим способом. Но если прошли месяцы, а ваши симптомы не проходят, то нужно обратиться к специалисту.

Ищите помощи специалиста, если:

  • У вас рушатся дела дома и на работе;
  • Вы страдаете от тревоги и страха;
  • Не можете быть в близких отношениях, боитесь близости;
  • Страдаете от нарушения сна, ночных кошмаров и вспышек травматичных воспоминаний;
  • Все больше избегаете вещей, напоминающих от травме;
  • Эмоционально отдалились от других и чувствуете себя брошенным;
  • Используйте алкоголь и наркотики чтобы почувствовать себя лучше.

Как определить подходящего специалиста?

Работа с травмой может быть пугающей, болезненной и провоцирующей ретравматизацию. Поэтому она должна проводиться опытным специалистом.

Не бросайтесь к первому попавшемуся, потратьте немного времени на поиск. Важно, чтобы специалист имел опыт работы с травматичным опытом.

Но самое важное — это качество ваших с ним отношений. Выбирайте того, с которым Вам будет комфортно и безопасно. Доверьтесь вашим инстинктам. Если Вы не чувствуете себя в безопасности, понятым, не чувствуете уважения, то найдите другого специалиста. Хорошо, когда в ваших отношениях есть теплота и доверие.

После встречи со специалистом спросите себя:

  • Чувствовали вы себя комфортно, обсуждая свои проблемы со специалистом?
  • Было ли у вас чувство, что терапевт понимает о чем вы говорите?
  • Какие из ваших проблем были восприняты серьёзно, а каким уделено минимально времени?
  • Относился ли он к Вам с уважением и состраданием?
  • Верите ли Вы, что сможете восстановить доверие в отношениях с этим терапевтом?

Лечение психологической и эмоциональной травмы

В процессе исцеления психологической и эмоциональой травмы Вы должны столкнуться с невыносимыми чувствами и воспоминаниями, которых Вы избегали. В противном случае, они буду возвращаться снова и снова.

В процессе терапии травмы происходит:

  • проработка травматичных воспоминаний и чувств;
  • разрядка системы ответа на стресс “бег или сражайся”;
  • обучение регуляции сильных эмоций;
  • построение или восстановление способности доверять людям;
  • Ключевые моменты восстановление после эмоциональной и психологической травмы.

Восстановление требует времени. Не нужно торопить себя скорее прожить и избавиться от всех симптомов и последствий. Процесс исцеления невозможно подхлестнуть усилием воли. Позвольте себе переживать разные чувства без вины и осуждения. Вот несколько заметок про то, как помочь себе и близким.

Стратегия самопомощи №1: Не впадайте в изоляцию

Из травмы вы можете впасть в изоляцию от людей, но от этого станет только хуже. Общение с другими людьми поможет процессу исцеления, поэтому сделайте усилие, чтобы поддержать Ваши отношения и не проводить слишком много времени в одиночестве.

Попросите о поддержке.

Важно говорить о ваших чувствах и просить о поддерже, в которой вы нуждаетесь. Обратитесь к тому, кому вы доверяете: член семьи, коллега, психолог.

Участвуйте в социальной активности, даже если вам это не нравится.

Делайте “нормальные” вещи с другими людьми, то что не имеет ничего общего с травматически опытом. Восстановите отношения, которые Вы прервали вследствие травмы.

Найдите группу поддержки для переживших травматический опыт.

Контакт с людьми, которые, также как и Вы, пережили похожее состояние, поможет снизить Вам ощущение изоляции и понять, как другие справляются со своим состоянием.

Стратегия самопомощи №2: Оставайтесь заземлённым

Быть заземлённым означает быть в контакте с реальностью, оставаясь в контакте с собой.

Продолжайте делать обычные дела — регулярные прогулки, сон, еда, работа и спорт. Обязательно должно быть время для релаксации и общения.

Разбивайте рабочие задачи на маленькие кусочки.

Хвалите себя даже за самые маленькие достижения.

Найдите то, что помогает вам чувствовать себя лучше и займите свой ум (чтение, готовка, игра с друзьями и животными), это поможет Вам удержаться от погружения в воспоминания и травматический опыт.

Позволяйте себе переживать те чувства, которые всплывают.

Важно

Замечайте Ваши чувства, которые всплывают в связи с травмой, принимайте и поддерживайте их появление. Воспринимайте их как часть процесса горевания, необходимого для исцеления.

Телесное заземление: принципы само-помощи.

Если вы почуствовали нарушение ориентации, растерянность, внезапно возникшие сильные чувства, сделайте следующее:

  • Сядьте на стул. Почуствуйте ступнями пол, как вы опирайтесь на него. Надавите ягодицами на стул, ощутите опору в этой точке. Почувствуйте как спина опирается на стул. Верните себе телесное ощущение устойчивости.
  • Посмотрите вокруг и выбирите 6 объектов разных цветов, рассмотрите их — вынесите внимание изнутри наружу.
  • Обратите внимание на дыхание: сделайте несколько медленных и глубоких вдохов и выдохов.

Стратегия самопомощи №3: Позаботьтесь о своём здоровье

В здоровом теле процессы психического выздоровления протекают активнее.

Следите за сном. Травматический опыт может нарушить ваш привычный сон. А последствия нарушения сна — усугублять протекание травматических симптомов.

Поэтому ложитесь спать ежедневно в одно и то же время, желательно до 12 часов ночи, чтобы сон длился 7–9 часов.

Избегайте алкоголя и наркотиков, потому что они всегда ухудшают протекание травматических симптомов, провоцируя депрессию, тревогу и изоляцию.

Займитесь спортом.

Регулярные упражнения поднимают уровень серотонина, эндорфинов и других веществ, повышающих настроение. Они также поднимают самооценку и способствуют регуляции сна. Для нужного эффекта достаточно 30–60 минут в день.

Сбалансированно питайтесь. Ешьте маленькими порциями часто в течении дня.

Это поможет вам поддерживать нужный уровень энергии и снизить скачки настроения. Меньше простых углеводов (сладкого и мучного), потому что они быстро меняют состав крови, что влияет на настроение. Больше овощей, рыбы, зерновых.

Снизьте влияние стрессовых факторов. Уделяйте внимание отдыху и релаксации.

Освойте системы релаксации: медитация, йога, тайцзи, дыхательные практики. Уделяйте время занятиям, которые приносят вам удовольствие — любимое хобби или активный отдых с друзьями.

Помощь переживающим эмоциональную и психологическую травму

Конечно это тяжело, когда ваш близкий человек страдает от травматического опыта, но ваша поддержка может стать ключевым фактором в его восстановлении.

Проявите терпение и понимание. Восстановление после эмоциональной и психической травмы требует времени. Будьте терпиливыми с процессом восстановления, потому что у каждого своя скорость.

Не осуждайте за реакции, которые возникают у Вашего близкого человека: он может быть временно вспыльчив или наоборот замкнут, но проявите понимание.

Совет

Предложите практическую помощь чтобы Ваш близкий человек вернулся к нормальным повседневным делам: походам в магазин, хлопотам по дому, или просто будьте в доступе для разговора.

Не давите предложениеми поговорить, а просто будьте в доступе. Некоторым людям трудно говорить о том, что случилось, и не надо настаивать, чтобы они делились, если они не хотят. Просто обозначайте свою готовность поговорить и выслушить, когда они сами будут готовы.

Помогите расслабиться и вернуться к социализации.

Предложите вместе заниматься спортом или релаксационными практиками, искать вместе друзей по интересам и хобби, заниматься тем, что может доставить им удовольствие.

Не принимайте реакции на свой счёт. Ваш близкий человек можеть переживать ярость, опустошённость, брошенность, эмоционально отдалиться.

Помните, что это результат травмы и может не иметь ничего общего с вашими отношениями.

Помощь ребёнку, переживающему травму

Очень важно открыто общаться с ребёнком, перенёсшим травму. При том, что всегда есть страх и желание не обсуждать болезненную тему. Но тогда вы оставляйте ребёнка в изоляции в его переживаниях.

Скажите ему, что это нормально переживать из-за травматичного события. Что его реакции нормальные.

Как дети реагируют на эмоциональную и психическую травму? Несколько типичных реакций и способов с ними справиться:

  • Регрессия. Многие дети пытаются вернуться в ранний возраст, где им было безопаснее и они ощущали заботу. Дети поменьше начинают мочиться в постель и просить бутылочку. Постарше — боятся оставаться одни. Важно быть бережным и уважительным к таким симптомам.
  • Берут вину за событие на себя. Дети моложе 7–8 лет думают, что они виноваты в том, что произошло. И это может быть совершенно иррационально, но просто наберитесь терпения и повторяйте им, что они не виноваты.
  • Нарушения сна. Некоторые дети с трудом засыпают, а другие часто просыпаются и видят страшные сны. По возможности, дайте ребёнку мягкую игрушку, укройте его, оставьте гореть ночник. Проводите с ним больше времени перед сном, общаясь или читая. Проявите терпение. Нужно время, чтобы сон вошёл в норму.
  • Ощущение беспомощности. Здесь поможет обсуждение и планирование мер, которые могут предотвратить похожий опыт в будущем, вовлечение в целе-ориентированную активность помогает восстановить ощущение контроля.

Источник: https://samopoznanie.ru/articles/emocionalnaya_i_psihologicheskaya_travma_simptomy_lechenie_i/

Ваш Психолог

                       ДЕСЕНСИБИЛИЗАЦИЯ. ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ.

Научно доказана эффективность когнитивно-поведенческой психотерапии при депрессии, панических атаках, различного рода фобиях, тревожных и обсессивно-компульсивных (навязчивых) расстройствах. 

Для людей, склонных к самоанализу и рефлексии, когнитивно-поведенческая психотерапия – лучшее средство психотерапевтической помощи.

При легкой и средней степени выраженности расстройств когнитивно-поведенческая психотерапия сравнима по эффективности с психофармакотерапией, а в долгосрочной перспективе превосходит ее, поскольку, приобретя психотерапевтический опыт преодоления тревоги и депрессии, человек научается распознавать их приближение и принимать необходимые меры, а возможно, даже предотвращать расстройство.

В.Г.Ромек  Поведенческая терапия страхов

Обратите внимание

  Поведенческая терапия (Behavior Therapy, Verhaltenstherapie) заслужено признается одним из самых надежных и эффективных методов психотерапии.

Несмотря на то, что основателем поведенческой терапии является русский ученый, академик Иван Петрович Павлов, развитие поведенческая (бихевиоральная) терапия получила в основном за рубежами России.

Долгое время, в силу в том числе и политических причин, поведенческая терапия была мало известна русским психологам и психотерапевтам. К сожалению, большие пробелы в научной и популярной литературе по поведенческой терапии продолжают существовать.

В рамках разных подходов психотерапевты разработали много форм терапии страха. Для терапии страха используется, например, фармакологическое лечение, психоанализ, разные формы когнитивной терапии и прочее. В данной статье мы анализируем поведенческие подходы к объяснению причин возникновения страха и методы его поведенческой терапии.

8.2. Систематическая десенсибилизация 

Метод систематической десенсибилизации заслуженно причисляют к наиболее часто используемым методам поведенческой психотерапии. По подсчетам Венгле (Wengle, 1974), больше трети публикаций на темы поведенческой психотерапии так или иначе связаны с этим методом.

Начиная с 1952 года, когда (еще в Южной Африке) появились первые публикации Джозефа Вольпе, посвященные этому методу, систематическая десенсибилизация чаще всего используется в терапии нарушений поведения, связанных с классическими фобиями (боязнь пауков, змей, мышей, замкнутого пространства и т.д.) или социальными страхами.

Суть метода сводится к тому, что в процессе терапии создаются условия, при которых клиент таким образом конфронтируется с ситуациями или стимулами, которые у него вызывают реакции страха, что страх не возникнет. При многократном повторении такого рода конфронтации добиваются угашения реакции страха, клиент привыкает спокойно воспринимать ранее вызывавшие страх стимулы.

Десенсибилизация достигается тем, что терапевт очень бережно и осторожно изменяет некоторые характеристики ситуаций или объектов, вызывающих у клиента страх, начиная с такой интенсивности стимулов, при которой клиент сам в состоянии контролировать реакции страха. Часто при этом используют моделирование – т.е.

терапевт или ассистент демонстрирует, как он сам без страха справляется с такими ситуациями. Речь здесь идет о том, чтобы составить иерархию стимулов, различающихся по степени опасности, и впоследствии систематически учить клиента справляться с этими ситуациями, последовательно увеличивая степень опасности.

Важно

Пример. Женщина обращается за помощью к психотерапевту после того, как она на полном ходу в панике выпрыгнула из автомобиля, увидев, как по ее ноге ползет паук. Она и раньше очень боялась пауков, на после этого случая решила, что с ней что-то не в порядке.

Читайте также:  Всд и алкоголь: можно ли пить, похмелье и последствия вегето сосудистой дистонии

После предварительной поведенческой диагностики с женщиной составляют и детально обсуждают план терапии, основанный на методике систематической десенсибилизации. В качестве цели определяется следующее: она должна быть в состоянии дать пауку проползти по ее руке и предплечью, сама снять его и выпустить “на волю”.

В ходе анализа выстраивают следующую иерархию стимулов:

1.а) Видеть, как маленький паучок ползает в другом конце комнаты.

1.б) Видеть, как большой лохматый паук ползает в другом конце комнаты.

2.а и 2.б) Видеть, как маленький (а) или большой лохматый паук (б) ползет в моем направлении.

3) (дальше я пропускаю градацию по размеру и виду пауков) Накрыть паука стаканом. 

4) Накрыть паука стаканом и подсунуть под стакан плотный лист бумаги.

5) Поднять пойманного в стакан паука и поносить по комнате.

6) Подсунуть в стакан палец и потрогать паука. 

7) Дать пауку возможность поползать по кисти руки. 

8) Дать пауку поползать по кисти руки и потрогать его пальцем. 

9) Накрыть паука ладонью на своей руке. 

10) Поймать паука в кулак и выпустить на улицу.

Этот план последовательно осуществляется, причем ассистент терапевта сам с улыбкой демонстрирует, как это может быть сделано. При появлении признаков панических реакций конфронтация моментально прекращается и степень опасности ситуации снижается.

8.3. Контр-обусловливание и тренинг ассертивности

Дальнейшее развитие систематическая десенсибилизация получила в работах Джозефа Вольпе, специально занимавшегося изучением социальных страхов 4).

В своей работе Вольпе изучил большое количество различных социальных страхов. Некоторые из них встречались довольно часто (Wolpe, 1958).

Это:

 – страх критики;

 – страх быть отвергнутым;

 – страх оказаться в центре внимания;

 – страх показаться неполноценным;

 – страх начальства;

 – страх новых ситуаций;

 – страх предъявлять претензии;

 – страх не суметь отказать в требовании;

 – страх сказать “нет”.

Если в случае классических фобий мы довольно часто можем встретить выраженные монофобии, т.е. боязнь чего-то одного и определенного, то применительно к социальным страхам эти случаи довольно редки.

Большинство социальных страхов имеют комплексный характер, то есть человек редко боится только начальства. Чаще всего вместе с этим он боится и критики, и предъявлять требования, и оказаться в центре внимания.

Совет

Социальные страхи легко распространяются на смежные социальные ситуации и схожие социальные объекты, что в конечном счете приводит к повышенной личностной тревожности и невротизации.

Основой для контр-обусловливания по Вольпе стал принцип реципрокного торможения. По его предположению, некоторые эмоциональные и поведенческие реакции несовместимы, тормозят друг друга.

В экспериментах на кошках он сначала вызывал у животных невротические состояния с использованием нескольких неприятных, но не причиняющих вреда аверсивных стимулов (электрошок). Затем аверсивный стимул предъявлялся не сам по себе, а на фоне кормления животного.

Постепенно кошки теряли всякую чувствительность к электрическим ударам, которые ранее вызывали у них явное беспокойство.

То, каким образом использование в качестве замещения пищевой реакции может приводить к устранению страха у детей, мы видели ранее на примере экспериментов Мэри Джонс с маленьким Петером.

Вольпе предположил, что тревожность и неуверенность можно лечить, замещая страх в социальной ситуации другой, несовместимой со страхом, эмоцией или замещающим поведением.

Для терапии социальных страхов Вольпе стал использовать так называемые “ассертивные” реакции – поведение, направленное на напористое отстаивание своих прав и мнений.

Например, человеку, который испытывал тревогу и скованность, каждый раз, когда не получал справедливого вознаграждения за свой труд, предлагалось настойчиво потребовать этого вознаграждения.

Обратите внимание

Если он начинал это делать, то через некоторое время переставал боятся соответствующих ситуаций.

Первоначально Вольпе не видел различий между уверенным и агрессивным поведением, и именно агрессия и злость в его экспериментах выступали в качестве замещающей реакции.

Однако ряд этических соображений (злость в социальных ситуациях немногим лучше страха) заставили Вольпе продолжить поиск подходящего “замещения” страху. Эксперименты с сексуальным возбуждением и релаксацией показали, что и то и другое с успехом может выполнять тормозящую страх функцию в процессе лечения.

Если наиболее логичным замещением для социальных страхов выступало самоутверждение, то для терапии сексуальных расстройств Вольпе стал использовать сексуальное же возбуждение.

При терапии невротической (психогенной) импотенции Вольпе предлагал следующую схему: страдающий от импотенции мужчина должен был позволять себе действия, направленные на сексуальный контакт только тогда, когда партнер вызывал у него выраженный сексуальный интерес.

Цель при этом не состояла в полноценном половом акте, цель состояла в самом общении с противоположным полом на фоне сексуального возбуждения. Постепенно общение, предполагающее секс, переставало вызывать тревожные и панические реакции.

Наконец, третьим замещающим стимулом в терапии Вольпе стала прогрессивная мышечная релаксация по Якобсону.

Обучая за 7-10 сеансов клиентов общей и дифференциальной релаксации, Вольпе предлагал им на фоне релаксации образно представить себе предметы и ситуации, которые вызывают у них тревогу, начиная с самых простых и нестрашных ситуаций и заканчивая очень страшными.

Важно

Если клиентам удавалось несколько раз сохранить спокойствие, пройдя всю иерархию образов, то волнение исчезало. На следующем этапе клиентов учили расслаблять только те группы мышц, которые не заняты в действиях, и практиковаться в дифференциальной релаксации в страшных и трудных ситуациях.

Помимо трех названных замещающих стимулов, Вольпе пишет и о других возможностях, например, в качестве замещения он иногда использовал дыхательные упражнения, самоинструкции, конкурентное моторное поведение, приятные действия или стимулы, сладости (для детей), шутки и розыгрыши и т.д.

Метод, разработанный Вольпе и основанный на принципе реципрокного торможения, получил название контр-обусловливания. В законченном виде методика представляет собой комбинацию систематической десенсибилизации, прогрессивной мышечной релаксации и замещения альтернативной реакцией.

Метод контр-обусловливания был детальнейшим образом изучен впоследствии и в настоящее время используется, например, в профессиональном тренинге полицейских в Германии.

Контр-обусловливанием устраняют реакции стресса при столкновениях с демонстрантами, разборе дорожных аварий и прочих неприятностях полицейской жизни.

Результат, которого достигают таким образом, следующий: чем неприятнее, опаснее и “страшнее” развивается ситуация, тем большую релаксацию и спокойствие она вызывает (Ромек, 1993).

Источник: http://lee-yi.ru/publ/stati/klienty/stati/2-1-0-13

Психотерапия, психологическое консультирование и психокоррекция

Главная » Психология и педагогика кратко. Лекции 3 » Психотерапия, психологическое консультирование и психокоррекция

Психологическое консультирование — это специфические отношения между двумя людьми, при которых психолог помогает клиенту помочь самому себе. В психологическом консультировании подчеркивается ответственность клиента, исходя из того, что каждый человек способен принимать самостоятельные решения и нести за них ответственность. Центральным звеном психологического консультирования является понятие консультативного контакта — чувств и установок, которыми обмениваются консультант и клиент. Основным методом психологического консультирования является интервью.

Психотерапия — это психологическое вмешательство, направленное на помощь в разрешении эмоциональных, поведенческих и межличностных проблем.

Психотерапия имеет ряд отличий от психологического консультирования, но на практике (особенно в зарубежной психологии) эти различия непринципиальны. Тем не менее перечислим признаки, по которым эти две области можно разделить: 1. Психологическое консультирование обычно ориентируется на краткосрочную помощь; психотерапия — более длительный процесс. 2. В психологическом консультировании подчеркивается ответственность клиента; психотерапевт нередко берет ответственность на себя (так, гипноз — сугубо психотерапевтическое воздействие). 3. Работа консультанта затрагивает в основном ситуационные проблемы, решаемые на уровне сознания и возникающие у клинически здоровых индивидов. Психотерапию отличает стремление к глубокому анализу проблем с ориентацией на бессознательные процессы, структурную перестройку личности. Существуют различные направления психотерапии, каждое из которых имеет свои методы, основанные на соответствующих теоретических представлениях.

Психокоррекция — это активное воздействие на процесс формирования личности с целью исправления недостатков психики и поведения.

Основное отличие психокоррекции от психотерапии заключается в том, что психокоррекция имеет дело с уже сформированными качествами, которые нужно скорректировать.

Методы психокоррекции (по Р. С. Немову) :

1) убеждение — способ психокоррекционного воздействия, рассчитанный на осознание и волевое исправление человеком недостатков в психологии и поведении; 2) внушение — способ воздействия, который не предполагает осознания клиентом того, что с ним происходит; 3) подражание — демонстрация образцов поведения; 4) подкрепление — применение разнообразных стимулов для поощрения нужных и избавления от ненужных поведенческих реакций.   На данный момент психотерапия не является однозначно понимаемой деятельностью. Разделение психотерапии на медицинскую и психологическую связано с укоренившимся положением о том, что психотерапией могут заниматься лишь люди, имеющие специальное медицинское образование. Однако в большинстве стран мира термин «психотерапия» используется по отношению к методам работы, осуществляемым профессиональными психологами. В России психологическую модель психотерапии называют неврачебной психотерапией. Ее участники — психолог и клиент. В свою очередь, медицинскую модель психотерапии подразделяют на: а) клинически-ориентированную у которая осуществляется врачом (психиатром, психотерапевтом) и направлена на смягчение или ликвидацию симптомов. Основными методами клинически-ориентированной терапии являются гипноз, аутогенная тренировка, различные виды внушения и самовнушения. б) личностно-ориентированную, которая может осуществляться как врачом, так и психологом, но клиент при этом считается больным (пациентом). Личностно-ориен-тированная психотерапия направлена на личностные и межличностные изменения. Используются различные методы, основанные на соответствующих теоретических представлениях того или иного психологического направления. Основным отличием психологической модели психотерапии от медицинской является работа с психически здоровыми людьми и неиспользование фармакологических средств.   Лекция, реферат. Психотерапия, психологическое консультирование и психокоррекция – понятие и виды. Классификация, сущность и особенности.

« назад Оглавление вперед »
Профотбор и профподбор « | » История становления психологической службы в системе образования в России и за рубежом

Источник: http://referatwork.ru/psy_ped_3/section-5.html

Психологическая техника. Как избавиться от чувства вины. Часть 2.1

Психологическая техника. Как избавиться от чувства вины. Часть 2.1.

Приветствуем всех на сайте психологической помощи по скайпу Psi-Labirint.ru!

Мы продолжаем публиковать самые интересные и эффективные психологические техники, помогающие без помощи психолога или психотерапевта изменить себя и свою жизнь.
С сегодняшнего дня мы начинаем новый цикл психологических техник, которые помогут вам избавиться от чувства вины, самоугрызения, чувства презрения к себе,- все это является проявлением аутоагрессии.

Благодаря этой технике вы сможете прекратить чувствовать вину по отношению к кому-либо, изменить свое отношение к отношениям, в которых находитесь.

Но для начала нам важно дать вам полезную информацию о том, что такое аутоагрессия и в каких формах она может проявляться. На языке психотерапии, аутоагрессия называется как ретрофлексия («ретрофлексия — «поворачивание на себя, к себе»).  Именно этот бессознательный механизм лежит в основе чувства вины и самоуничижения.

Ретрофлексивное поведение возникает тогда, когда чувства и действия, которые человек хотел бы направить на внешнюю среду, он туда направить не может… И тогда он бумерангом возвращает их сам себе.

Два вида ретрофлексии.

Ретрофлексия бывает двух видов — «хорошая» и «плохая». В кавычки мы взяли эти слова потому что ничего хорошего в «хорошей ретрофлексии», конечно, нет. Это вообще очень плохая, разрушительная стратегия избегания.

«Хорошая ретрофлексия».

Совет

По тем или иным причинам мы иногда не можем выразить миру свои приятные чувства — нам запретили это в детстве, не отвечая лаской на ласку, мы — стесняемся, мы потерпели фиаско в любви или дружбе…

Тогда, как только у нас возникает желание приласкать кого-то и получить, естественно, эту ласку в ответ, мы начинаем ласкать себя…

Характерные жесты не полученной от других людей — любви, одобрения, дружелюбия и поддержки:

1. поглаживание себя по лицу, по телу, по рукам, оглаживание, охорашивание.

Читайте также:  Вазобрал: показания, инструкция по применению, отзывы врачей и пациентов, цена

2. поза, «обнимающая себя за плечи»,

3. рука, выставленная в качестве подпорки для нашей головы…

4. игра со своими волосами.

Психологи называют это формулой «Я делаю себе то, что хотел бы получить от других».

Что в этом плохого? Возникает привычка, порождённая чётким, недвусмысленным запретом — не подходи к объекту своего влечения! Как только возникает импульс общения — он (импульс) блокируется, и человек остаётся опять наедине с собой. Энергообмена не происходит. А контакта с человеком, который должен быть, не происходит.

А когда энергией никто не обменивается, то своя — застаивается, как болото, и прокисает. И не спасают уже самообнимания и самопоглаживания, толку от них раз за разом становится всё меньше и меньше.

«Плохая ретрофлексия».

Простыми словами,-это когда некие эмоции, которые первоначально направлялись вовне, направиться туда не смогли…и вынуждены были вернуться.

Каким эмоциям, направленным на окружающих людей, мы обычно не даём ходу? Только — негативным и разрушительным.

Только направляем мы всё это обратно на самих себя. Психологи употребляют здесь формулу «Я делаю себе то, что хотел бы сделать другим».

Обратите внимание

Этот способ избегания своих подлинных чувств доводит человека до страшных психосоматических заболеваний, до суицида или суицидального образа жизни (который психологи называют «медленное» или «отсроченное» самоубийство). Это в тяжёлом случае.

А в «лучшем» случае человек приобретёт вредную привычку обвинять себя во всём, станет излишне уязвим, чувствителен и самокритичен. Закрепит он такой характер, научится обвинять себя во всём, а там и тяжёлый случай может наступить.

Главное вовремя заметить эту привычку ретрофлексии и отучить человека обвинять себя в той ситуации, когда всем очевидно, что логичнее обвинить настоящего виновника.

Поэтому, место того, чтобы направить свой праведный гнев на того, кому он по-настоящему предназначается, мы начинаем обвинять себя за то, что:

а) мямля

б) не произвожу впечатление «злого дядьки»,

в) хожу в такие позорные кафе,

г) живу в таком позорном обществе, где  все — плохие, а я— ничто.

Привычка к неосознаваемому самонаказанию тоже проявляется в конвульсивных жестах и действиях:

а) мы режем и обжигаем себе пальцы,

б) ударяемся телом о мебель, крича «Мебель в этом доме меня ненавидит!»

в) кусаем губы,

г) дерём волосы щёткой,

д) если мы — малые дети, то вообще, открыто лупим сами себя кулаками по телу.

Поэтому давайте-ка начнем меняться! Эта психологическая техника должна помочь вам сделать первый шаг к самому себе.

Выполнение техники:

Чувство вины и чувство презрения к себе. Это все ретрофлексия, как и было описано выше.

Они возникают тогда, когда отношение человека к самому себе нарушено, все его межличностные отношения тоже нарушаются.

Важно

Человек хронически пребывает в плохих отношениях с собой, если у него сложилась привычка все время оценивать себя и сравнивать свои реальные достижения со своими завышенными идеалами.

Поэтому не медлите, задайте себе следующие вопросы и ответьте на них как можно более подробно в своем дневнике или просто написав ответы на листке бумаги.

В чем я сомневаюсь относительно себя?

В чем я себе не доверяю?

За что я себя осуждаю?

Могу ли я прекратить все это?

Теперь представьте себя со стороны, представьте себя того, кого вы обычно обвиняете и презираете и ответьте письменно на такие вопросы:

Кто на самом деле тот, человек во мне, в котором я сомневаюсь и виню?

Кто этот человек, кого вы презираете?

Теперь другие вопросы:

Не является ли ваше чувство неполноценности скрытым высокомерием?

Можете ли вы рассмотреть свое самоуничижение и чувство вины и увидеть в них ретрофлексивное желание уничтожить того, человека, которого вы обвиняете и унижаете внутри себя?

Итоги: когда вы ответите на эти вопросы, у вас будет составлен психологический портрет того, на кого на самом деле направлена агрессия. Может быть, в нем вы узнаете кого-то из своих родителей или того, кто некогда вас сильно травмировал.

Безусловно, подобная техника должна выполняться под контролем психотерапевта или психолога. Ведь именно специалист может дать объективное мнение о том, что на самом деле происходит с вами и помочь вам выполнить эту технику качественно. Не забывайте про сопротивление!
По всем возникшим вопросам, по поводу выполнения психологической техники, обращайтесь в обратную связь.

Источник: https://psi-labirint.ru/psihologicheskaya-tehnika-kak-izbavit-sya-ot-chuvstva-viny-chast-2-1/

Психотерапевтическая работа с чувством вины

Из толкового словаря живого Великорусского языка Владимира Даля:

Вина:

  • начало, причина, источникъ, поводъ, предлогъ;
  • провинность, проступокъ, преступление, прегрешение, грехъ;
  • всякий недозволенный предосудительный поступокъ.

Виноватый — сделавший какой-либо проступокъ; должный, обязанный кому уплатой;

Виниться — признавать за собой вину, сознаваться в ней, просить прощения; быть обвиняемым.

Как видно из толкования Даля, вина довольно сложное и амбивалентное переживание. С одной стороны, вина — это чувство, порождаемое совестью. И одновременно, движущая сила, источник мыслей, предлог для осмысления жизни.

Мы совершаем внутреннюю духовную работу, сравнивая поступок или действие с тем, что считаем достойным и верным в данной ситуации, и оцениваем себя. Мы можем чувствовать уверенность, покой, удовлетворение, гордость за себя, если мы себе НЕ ИЗМЕНИЛИ.

И вину — если сбились с пути.

Часто мы не замечаем, как наша личность эту духовную работу ведет, и лишь ощущения дискомфорта, неудобства, тяжести на душе, тянущее и сосущее, гнетущее, маета, наши вновь и вновь обращаемые к ситуации мысли, т.е. вина, заставляют нас обратиться к себе для дополнительной работы.

Три шага такой работы — есть терапевтическая стратегия работы по обработке чувства вины:

  • внимательного анализа ситуации, принятие жизненного пути человека как череду шагов и поступков, часть из которых всегда ошибочны,
  • переживания вины, которая усиливается в месте ошибки, тем самым помогая ее распознать; с помощью сравнения с ценностями ошибка оценивается и взвешивается;
  • работа раскаяния.

Если с первыми двумя шагами многие справляются, то третий шаг — работа раскаяния — часто бывает в терапии упущен. Исторически так сложилось, что в нашей стране властвуют установки «ошибаться — это плохо» и «когда-нибудь, когда ты перестанешь ошибаться, ты наконец станешь хорошим».

Обнаружить ошибку уже болезненно, поскольку это воспринимается как признак неполноценности.

Читать:«Психотерапевтическая работа с чувством стыда»

Раскаяние — это возможность простить себя, отпустить вину, перестать иметь долг. Верующим это работу помогает сделать священник. Его работа состоит в том, чтобы развеять несущественное, а за адекватную вину человек выполняет некоторую работу: просит у обиженного им человека прощение, дает милостыню, кается.

Терапевтическая работа похожа. Если прошлое нельзя изменить, если ошибки в природе человека, то что можно теперь сделать с ее последствиями? Может быть, можно что-то исправить, хотя бы частично. Если это невозможно, то вместе с терапевтом проживается сожаление и раскаяние.

Вина и связанный с ней дискомфорт — довольно распространенная клиентская тема.

Поскольку переживать чувство вины неприятно, часть клиентов желают от нее поскорее избавиться и приглашают к этому своих терапевтов.

Они рассказывают ситуацию, жалуясь и оправдываясь, преуменьшая свою роль и преувеличивая роль обстоятельств, неосознанно ставя терапевтов на место своей совести и запрашивая отпущение грехов.

Это терапевтическая ловушка. Задача терапевта — придать работе вины духовный смысл личностного развития. Ведь каждый раз при серьезном и вдумчивом исследовании своей ошибки мы укрепляем свою совесть, которая есть внутренняя опора личности. Совесть — это внутреннее чутье на правильное.

Совесть (Большой Энциклопедический Словарь) — выражение способности личности осуществлять нравственный самоконтроль, самостоятельно формулировать для себя нравственные обязанности, требовать от себя их выполнения и производить самооценку совершаемых поступков.

В награду мы получаем целостность и душевный покой.

Если мы начинаем совершать эту работу по «формулированию для себя обязанностей»/ мы можем обнаружить, что» кто-то в нашей жизни эти обязанности для нас уже сформулировал и ждет от нас их выполнения, а также наказывает нас с помощью вины, если мы от них уклоняемся. Это вторая природа чувства вины — интроективная или невротическая. Ее суть — переживание себя виноватым без совершения ошибки или без распознавания ее, часто на основании чужого мнения.

Это переживание базируется на конфлюэнции: человек, испытывая вину, как бы принимает ее на веру без критики, не ищет свою ошибку и своего отношения к ней, не распознает, что находится под влиянием другого человека:

  • непосредственного обвинения (например, родительское «Что ж ты, посуду не помыл»)
  • или интроекта («я опять поздно возвращаюсь (в 40 лет!), мама спать не ляжет, я уже чувствую себя виноватым»).

Стратегия работы с невротической виной — поиск своей ошибки и своего отношения к происходящему, с отделением его от привнесенного извне.

Терапевтические ошибки и ловушки: взять запрос на избавление от чувства вины, не провести в сессии различие между адекватной и невротической виной, остановиться на распознавании вины, игнорируя работу раскаяния.

Пример из практики

Сертификационная сессия. Работает молодая девушка с клиентом, мужчиной 35 лет. Его запрос в том, что он испытывает беспокойство и вину: он недавно женился и очень любит свою жену, но с момента женитьбы стал засматриваться на улице на красивых женщин.

Терапевт сфокусировался не на раскрытии сути вины: как он себя винит и в чем он именно при этом виноват, чем это для него важно, что его в этом беспокоит, а на том, откуда он знает, что «нельзя смотреть на красивых женщин» (одна из техник работы с интроектом).

Совет

Конечно, это привело к некоторому абсурду. Взрослый мужчина не мог не согласиться, что это глупое правило. Он почувствовал облегчение — временное, поскольку эмоциональные фигуры беспокойства и вины были упущены. А ведь он говорил о чем-то для себя важном, а не глупом.

Что было за его беспокойством? Почему женитьба спровоцировала его дополнительный интерес к женщинам? Может, есть внутреннее ощущение несвободы и протест против него? Может быть, он боялся не устоять и потерять жену? Может, есть с женой какие-то трудности, чего-то он в этих отношениях не получает? В конце сессии мужчина сказал: «Большое спасибо! Мне стало легче, я теперь понял, что смотреть на женщин — это хорошо, и не буду больше себя винить».

М.Ю. Лермонтов «Герой нашего времени»:

«Я иногда себя презираю… не оттого ли я презираю других?.. Я стал не способен к благородным порывам; я боюсь показаться смешным самому себе.

Другой бы на моем месте предложил княжне: son coeur et sa fortune (руку и сердце); но надо мною слово жениться имеет какую-то волшебную власть: как бы страстно я ни любил женщину, если она мне даст только почувствовать, что я должен на ней жениться, — прости любовь! мое сердце превращается в камень, и ничто его не разогреет снова.

Я готов на все жертвы, кроме этой; двадцать раз жизнь свою, даже честь поставлю на карту… но свободы моей не продам. Отчего я так дорожу ею? что мне в ней? куда я себя готовлю? чего я жду от будущего?.. Право, ровно ничего.

Это какой-то врожденный страх, неизъяснимое предчувствие… Ведь есть люди, которые безотчетно боятся пауков, тараканов, мышей… Признаться ли?… Когда я был еще ребенком, одна старуха гадала про меня моей матери; она предсказала мне смерть от злой жены; это меня тогда глубоко поразило; в душе моей родилось непреодолимое отвращение к женитьбе… Между тем что-то мне говорит, что ее предсказание сбудется; по крайней мере, буду стараться, чтобы оно сбылось как можно позже».

Источник

Источник: https://mariadolgopolova.ru/stati/psikhoterapevticheskaya-rabota-s-chuvstvom-viny.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector